Ричард Бронсон,  в прошлом крупный игрок с Уолл-Стритт, побывав в тюрьме теперь сам помогает бывшим заключенным найти работу. Компания, которую он организовал после освобождения, дает бывшим осужденным второй шанс на работу.

70 million jobs. Как один из воротил Wall Street создал Job-платформу для бывших заключенных

Ричард Бронсон,  в прошлом крупный игрок с Уолл-Стритт, побывав в тюрьме теперь сам помогает бывшим заключенным найти работу. Компания, которую он организовал после освобождения, дает бывшим осужденным второй шанс на работу.

Соединенные Штаты представляют примерно 4,4 процента населения мира, но содержат примерно 22 процента заключенных в мире, и имеют один из самых высоких показателей содержания под стражей на душу населения в мире: 693 заключенных на каждые 100 000 человек. Примерно у каждого третьего взрослого американца есть тюремное прошлое – это около 70 млн.человек. Примерно 75% из них даже через год после освобождения не могут найти работу. Поскольку перспектив оплатить даже основные расходы у них немного, многие возвращаются к своей преступной деятельности. Не сумев свести концы с концами, подавляющее большинство из них (89%) так и остаются безработными на момент повторного ареста. Тень тюремного прошлого преследует бывших осужденных и постоянно исключает их из круга кандидатов на бесконечное число вакансий.

В конце 90-х предприниматель Ричард Бронсон (Richard Bronson) оказался за решеткой и недоумевал  как ему повернуть свою жизнь вспять. Через несколько лет после освобождения Бронсон стал основателем и главой первой национальной платформы по поиску работы для людей с криминальным прошлым под названием «70 миллионов вакансий (70 million jobs)».

Занимаясь поисками второго шанса для той самой трети американцев с тюремным прошлым, Бронсон увидел в этой деятельности двойную выгоду: наряду с получением дохода и значимую социальную функцию.

Чтобы понять, как платформа 70 million jobs стала такой какая она есть нужно знать историю самого Бронсона, о его пути из тюремной камеры до совета директоров. Вот она, от первого лица.

Все 22 месяца моего заключения беспокойство нарастало. Я сидел на своих нарах в федеральной тюрьме и когда из двухлетнего тюремного срока за мошенничество с ценными бумагами мне оставалось отбыть 8 недель -  предстоящее освобождение вызывало лишь одно чувство: страх!

Я начал работать на Уолл-Стрит в начале 1990-х годов, и, поработав в нескольких крупных инвестиционных банках, я совершил поворот в  своей карьере и ушел в маленькую брокерскую фирму на Лонг Айлэнд, под названием Stratton Oakmont (Стреттон Окмонт).  Должно быть, вы помните эту печально известную фирму по фильму «Волк с Уолл-Стрит». Мои дела шли настолько успешно, что я быстро стал партнером.

Но мои амбиции простирались дальше Stratton Oakmont, и через год я уволился, чтобы создать собственную финансовую фирму. Наш успех был стремительным, через 18 месяцев у меня уже был штат из 500 сотрудников и годовой доход в 100 миллионов долларов. Я очень быстро стал очень богат.

Как и показано в фильме «Волк с Уолл-Стрит», источником успеха нашего бизнеса были незаконные операции. Я знал, что поступал неправильно, но я говорил себе: «Все так делают». Хотелось бы мне сказать при аресте: что это была ошибка, или что они поймали не того парня- но это неправда. Я был признан виновным в мошенничестве со страховыми бумагами, и, несмотря на то, что я расплатился со всеми, тем не менее, я был (и поделом) приговорен к тюремному заключению.

Я вышел из тюрьмы без средств к существованию и практически бездомным – благодарю бога, что меня приютила сестра. Я хотел оставить прошлое в прошлом и начать жить честной плодотворной жизнью. Однако, добиться этого оказалось гораздо сложнее, чем я когда-либо представлял себе. Старые друзья бросили меня, а новые знакомые сторонились, будто бы я был заразен. Как только они узнавали о тюремном сроке, многие сразу старались держаться от меня на расстоянии. В течение следующих нескольких лет я только и делал, что попадал из огня да в полымя. И когда я уже думал, что полностью усвоил урок унижения, оттирая туалеты для сотен заключенных, оказалось, что учеба только началась.

Наконец, я оказался в Дефи Венчурз (Defy Ventures), выдающейся некоммерческой организации по помощи бывшим заключенным. Мне понравилась возможность помогать своим братьям и сестрам по несчастью в их борьбе на пути к освобождению. Это была очень благодарная работа (что хорошо для кармы), но по прошествии времени я понял, что социальная реабилитация бывших заключенных трещит по швам, особенно в отношении источников финансирования.

Поэтому я основал платформу  70 Million Jobs, еще не понимая того, захотят ли крупные американские работодатели платить за доступ к нашей обширной базе соискателей. Мы получили ответ практически немедленно: хоть и не все, но львиная доля компаний сильно заинтересовались нашей работой, а многие открыли для себя, что наём сотрудников с тюремным прошлым – это не только великолепный способ заполнить вакансии, но и шанс заявить о себе, как о компании, предоставляющей равные возможности для всех.

А вот кто настоящие герои – так это наши соискатели. Исследования показывают, что многие из них становятся лучшими сотрудниками для своих работодателей. Простое осознание того факта, что их выбрали из нескольких кандидатов, приводит к тому, что новички понимают, что должны работать хорошо, чтобы сохранить работу. И они осознают, что работодатель рискнул, взяв их на работу. Поэтому в отличие от многих сотрудников, они обычно платят сторицей и остаются работать в компании на более длительное время. Отличные рабочие показатели и отсутствие текучки – настоящий успех для любого профессионала в сфере HR.

Более подробно познакомиться с источниками, на которые ссылается эта статья, вы можете перейдя по ссылками

https://www.70millionjobs.com/

https://prison2ec.org/facts/

https://www.linkedin.com/in/richard-bronson-6b00675/

Оригинал

https://www.smartrecruiters.com/blog/70-million-jobs-ceo-helps-americans-with-criminal-records-find-work/

Оцените статью: 
Средняя: 5 (1 оценка)


Яндекс.Метрика